Материалы

Рукотворное море Верхневолжья

К 50-летию Каскада Верхневолжских ГЭС
Известен случай, когда одним апрельским утром 1941 года матрос городской спасательной станции пошел к проруби набрать воды. Опустился на колени и зачерпнул вместо воды…

День рождения водохранилища

Известен случай, когда одним апрельским утром 1941 года матрос городкой спасательной станции пошел к проруби набрать воды. Опустился на колени и зачерпнул вместо воды… полное ведро окуней.

13 апреля были закрыты на плотине Рыбинского гидроузла шандоры (технологические отверстия для сброса воды). Волга ниже плотины обмелела. А рыба, которая плыла на нерест в ее верховья, в изобилии скопилась перед непреодолимой преградой.

14 апреля 1941 года началось наполнение рыбинского водохранилища. Так считают историки. А вот бывшие жители города Мологи и 700 деревень, попавших в зону затопления, утверждают, что точной даты не было. Сегодня из тех великих переселенцев почти никого не осталось. Только их письменные воспоминания родственникам. В то время всех предупреждали заранее о необходимом переезде. Многие жители деревень и сел перебравшись поближе к Рыбинску образовали новые поселения. Так рядом с городом появились поселок Веретье и Заволжье. До сих пор стоят мологские избы рядом с выросшими многоэтажками. На некоторых старых домах остались пронумерованные разной краской бревна. В одном из них живут родственники Павла Кичигина. Дом перед войной в Рыбинск он перевез из деревни Станово. Она попала в зону затопления. Павел Михайлович раскатал избу по бревнышку. Когда снимал бревна, каждое по углам нумеровал, чтобы потом дом без мороки собрать заново. Перевозил его на подводах. Однако многие так и не успели перевезти свои дома посуху. Поэтому, раскатав свои избы по бревнышку, сплавляли их по реке. Сооружали плоты и уже по воде перегоняли дома к отведенным для места жительства местам.

Были и те, кто не пожелал переезжать на новое местожительство. Поэтому при эвакуации переселенцев не обошлось без жертв. Очевидцы и документы того времени хранят немало фактов. Например, в своем раппорте начальник Мологского отделения лагпункта Волголага лейтенант гозбезопасности Скляров сообщал своему руководству о том, что жители приковали себя к оградам своих участков и домам, и заживо ушли под воду вместе с ними. Начальник лагеря объяснял: «Эти люди абсолютно все страдали нервным расстройством здоровья. Таким образом, общее количество граждан при затоплении города Молога и селений одноименного района осталось прежним — 294".

Дед Мазай поневоле

Зимой сорок первого начальник Волгостроя Яков Давыдович Рапопорт созвал специальное совещание с участием руководителей всех подразделений. Перед ним была поставлена главная задача — обеспечить эвакуацию людей из затопляемой зоны. На этом же совещании присутствовал и Анатолий Иванович Мацюра. В то время он возглавлял спасательную службу ОСВОДа Рыбинска и Рыбинского района. О дате наполнения водохранилища не было сказано ни слова. Анатолию Ивановичу лишь сообщили, чтобы он был готов в любой момент организовать спасение тех, кто окажется в зоне затопления. Ему прислали новые лодки, плоты и мелководные речные буксиры.

Сотрудники «Волгостроя» взрывали храмы. Но уцелевшие церкви после затопления еще долго возвышались над водой. Их всегда строили на возвышенностях. Весной 1941 года к уцелевшим церквям стали направлять команды, сформированные из числа расконвоированных осужденных. Доставляли продукты питания. Эта работа проводилась непосредственно НКВД. Этим командам выделили лодки и плоты. В случае необходимости к ним направляли речные мелководные буксиры. С колокольни открывался хороший обзор окрестностей. Если наблюдатели замечали отрезанных водой от суши людей, то к ним сразу направляли спасательную команду.

В то время пришлось спасть не только людей, но и медведей, лосей, лис и зайцев. «Животные не знали, где их собирать будут, — смеется Анатолий Иванович. — Поэтому, когда спасал их, то невольно ощущал себя дедом Мазаем. Дважды мне пришлось участвовать и в поисках самолетов. В ноябре 1941 года двухмоторный самоет ИЛ-12 с ранеными бойцами на борту совершил вынужденную посадку на лед Рыбинского водохранилища. Посадка оказалась неудачной. Лед проломился. Самолет оказался под водой. Колокольня сельской церкви служила для нас ориентиром во время поисков, которые организовали только в июне 1942 года. Два дня водолазы искали ИЛ-12, но обнаружили только с помощью 30-метрового троса, которым стали тралить дно. Зацепили. Оказалось, что он угодил на 10-метровую глубину. Жуткие были ощущения, когда доставали экипаж и пассажиров самолета. Другой самолет— новенький ЛАГ рухнул в водохранилище во время учебного полета. Молодой летчик не справился с управлением машины. Но больше всего приятнее вспоминать весенний случай. Ледяная переправа через Волгу уже была закрыта, но водитель-лихач решил рискнуть и проскочить с одного берега на другой. Проскочить-то проскочил, да у берега полуторка провалилась под лед. Там теплые стоки предприятий видимо подтопили лед. Водитель с экспедитором едва успели выскочить из кабины. К нам лихач прибежал с круглыми от страха глазами, попросил чтобы мы его выручили. Иначе его за угробленную машину с грузом могли посадить. А он вез халву, муку, сахар и водку. Вытянули машину с помощью огромной катушки, на которую накручивался трос. После этого случая наши ребята еще долго выуживали со дна реки бутылки водки. А водка, помню, была ничуть не хуже нынешней».

Во имя Сталина, во имя Родины

Основной рабочей силой при создании рукотворного моря были осужденные «Волголага». Им приходилось строить еще и плотину, шлюз, Рыбинскую и Угличскую гидроэлектростанции. Клавдия Переплеснина оказалась в Волголаге по доносу в 1939 году. В тетрадке 17-летней студентки саратовского техникума нашли анекдот про вождя. Дали шесть лет. Она вспоминает: «Все вручную, на тачках перевозили! Никаких механизмов не было. Тяжелый непосильный труд». Причем трудились они добросовестно и ударно. В период самоотверженного труда и перевыполнения плановых заданий Правительства плохо работать было нельзя. Все в те времена строили во имя Сталина, во имя Родины.

На ударной стройке страны трудились не только узники Волголага, но и добровольцы. Одним за перевыполнение плана — премии и звания, другим — сокращение срока осуждения. Среди осужденных было очень много известных личностей. Однажды здесь побывал и знаменитый драматург Виктор Розов. Правда в качестве постановщика представления. Он вспоминает: «Были мы на Рыбинской ГЭС, которую строили осужденные. Проходит наш концерт, и вдруг из толпы заключенных выходит женщина — властная, статная — и говорит: «Кто автор этого представления?». Я робко, с костылем выхожу и тихо говорю: «Я». Она: «Я Наталья Сац. Значит так, я выхожу из заключения в сорок пятом году, получаю русский театр в Казахстане, я уже об этом договорилась. Я вас приглашаю туда для постановки первого спектакля в моем театре». Имя Натальи Сац, конечно, было мне знакомо — знаменитая хозяйка первого театра для детей, но в тридцатые ее имя резко исчезло из афиш и мало кто знал, что с ней сталось, — и вот такая встреча».

Три задачи Рыбинского водохранилища

Рыбинское водохранилище одно из самых больших не только в России, но и в Европе. Его площадь достигает 4550 км2, глубина — 26 метров, а полный объем — 25,4 млрд. м3. При строительстве рукотворного моря земли вырыли в пять раз больше, чем на Беломорканале, а бетона уложили в два раза больше, чем на Днепропетровской ГЭС. Созданный рыбинским гидроузлом подпор распространяется по Волге на 120 км до Угличской плотины, по реке Шексне — на 326 км до Череповецкого шлюза. Рукотворное море наполнялось в течение нескольких лет. Оно создано в долинах рек Волги, Мологи и Шексны. Еще довольно долго, после затопления придавленная толщей воды земля словно дышала, поднимаясь местами на поверхность. В те годы жителям не раз доводилось слышать канонады на водохранилище. Участки всплывшего лесного торфяника взрывали, чтобы они не попали в турбины гидроэлектростанции.

Рыбинское водохранилище помогло решить три задачи. Первая — по судоходству на Верхней Волге. Крупные суда и баржи могли проходить на этом участке только в период весеннего половодья. В остальное время навигационного сезона движение судов даже с малой осадкой здесь прекращалось. А вторая задача - обеспечить выработку энергии с помощью двух гидроэлектростанций общей мощностью в 300 тыс. кВт. И, наконец, третья. Исторические фотографии начала XX века запечатлели разлившуюся Волгу во время паводка. Она затопила улицы Мологи, Рыбинска, Тутаева. А летом великую русскую реку можно было перейти чуть ли не пешком. С появлением Угличской и Рыбинской ГЭС подобного рода природных катаклизмов не стало.



Игорь Громов


ОАО Управляющая компания Волжский гидроэнергетический каскад 2010 © FinS.ru
Установка потолков ссылка.